Коллекторы вне закона: правовой аспект

Все проблемы с коллекторами, как правило, в головах самих «влетевших» граждан. Долой мнимые страхи, основанные на внушении! Квалифицированно разоберемся в самой сути коллекторской деятельности в Украине, дав ей оценку с точки зрения права. Заодно расскажем читателям о действенных методах борьбы с коллекторами. Знание - то же оружие!

Не так давно мне пришлось поучаствовать в съемках социального проекта Первого национального телеканала «Знайдемо вихід» (автор и ведущая Наталия Розинская), и одна из историй, которая была положена в основу сюжета телепрограммы поразила практически всех присутствующих в студии.

Ситуация, повторюсь, поражающая, с одной стороны, своей банальностью, и, вместе с тем – глубиной и трагичностью своего развития: чтобы сделать платную операцию на позвоночнике своей матери, которая пострадала вследствие ДТП, сын пострадавшей Николай Жабка осенью 2008 года взял взаймы у кредитного союза необходимую сумму в размере около 80 тысяч гривен. Однако, с возвратом долга возникли проблемы (Николай, как и миллионы соотечественников, потерял работу, да и лечение матери занимало большую часть времени), и кредитный союз передал дело коллекторской компании.

Представители коллекторской компании под Новый год наведались к должнику, которого в этот момент дома не оказалось. Коллекторы не нашли ничего другого, как сообщить находящейся дома матери, что за ее лечение вся семья попала в «долговую яму», и с учетом процентов по невозвращенному займу, должна свыше 400 000 гривен (за два месяца такие проценты якобы «набежали» на сумму займа в 80 000 гривен). Так что даже продажей всего движимого и недвижимого имущества семьи от долга не отделаться. После чего, посоветовав «подумать», удалились...

Когда Николай спустя несколько часов вернулся домой – матери в живых уже не было: она не нашла никакого другого выхода, как свести счеты с жизнью, оставив предсмертную записку, в которой указала причину – осознанная безвыходность ситуации…

Как водится в Украине, милиция и прокуратура благополучно «отморозились», не пожелав возбуждать уголовного дело за доведение до самоубийства. Дав заявителям стандартную отписку: мол, между сторонами возникли гражданско-правовые отношения, и по этой причине «ознак скоєння злочину в діях колекторської компанії не вбачається, позаяк все відбувался в межах законодавства»…

Должностные лица коллекторской компани с выражением крайнего удивления пояснили, что требование 400 тысяч гривен долга (хотя максимум требования, если произвести несложные арифметические подсчеты, составлял не более 100 тысяч гривен (80 тысяч гривен долга и около 20 тысяч гривен процентов) было взято «с потолка», с «запасом», дабы «должник быстрее думал» и чтобы «попугать». А суицид не имеет причинно-наследственного происхождения от непомерной суммы долга и объясняется эксцессом и впечатлительностью потерпевшей…

Технология же коллекторской деятельности, по мнению самих же коллекторов, поясняется тем, что они всего лишь объясняют должнику, что у него возникли финансовые проблемы, и они хотят помочь в их разрешении, не более…

Подобные случаи «коллекторского беспредела» становятся, к сожалению, тенденцией. И не случайно высшие должностные лица государства на протяжении последних дней достаточно жестко высказались против коллекторской деятельности в принципе.

Мы же попытаемся квалифицированно разобраться в самой сути коллекторской деятельности, попытавшись дать ей оценку с точки зрения права. Заодно, насколько это возможно, объяснив читателям методы борьбы с коллекторами.

Мы ни в коем случае подобным образом не выступаем за невозврат долгов и уклонение от их уплаты, и не склонны давать рекомендации, как не платить по долгам (что само по себе является преступным). Наша цель – разобраться с ситуацией, дабы выработать единые универсальные и последовательные, цивилизованные правила игры на рынке долгов и из возвратов, чтобы устранить даже малейшие возможности нарушения прав и интересов граждан и юридических лиц.

Итак, по смыслу деятельность коллекторских компаний является специфической деятельностью так называемых внешних юристов (юридического сопровождения), направленной на взыскание задолженности.

Банки, имея значительную сумму невозвратных кредитов, не имеют желания и возможности взыскивать такие долги в принудительном порядке. С одной стороны, для этих целей можно привлечь свой штатный юротдел (юристов), но по причине его небольшого штата охватить всю «долговую массу» не всегда представляется возможным. Можно увеличить штат юристов, но банк предусматривает риск, что долги когда-нибудь будут погашены; и куда потом девать непомерно разросшийся штат, ведь процедура увольнения «лишних» работников достаточно сложная и трудоемкая…

Коллекторская компания не связана подобными правовыми и этическими проблемами, оперативно обслуживая интересы банка-работодателя: в этом месяце например, коллекторы могут взяться за взыскание 10 миллионов гривен долгов со ста крупных должников, а в следующем – 2 миллиона с тысячи должников помельче, оперативно распределяя затраты в количестве занятых людей.

Соответственно, коллекторы просто обязаны формировать свою базу данных, покупать и обрабатывать информацию о должниках и их имущественном положении, искать имущество и места получения доходов последних. Это не совсем законно, но сам по себе сбор информации (пока она «лежит под сукном») вреда никому не приносил - в отличие от походов по должникам и рассказов «у вас проблемы, и мы их будем решать…».

Но наш разговор не об этом.

В Уголовном кодексе Украины существует ст. 355, предусматривающая уголовное наказание за принуждение к исполнению или неисполнению гражданско-правовых обязанностей, как требование исполнить или неисполнить договор с угрозой насилия над потерпевшим или его родственниками, повреждения или уничтожения имущества.

Данная правовая конструкция предусматривает недопустимость какого-либо принуждения к исполнению реально существующих обязательств гражданско-правового характера. То есть, уже по этой же причине любые визиты коллекторов с целью «поговорить» - незаконны и содержат признаки данного преступления. И потерпевший смело может обращаться в милицию или прокуратуру с заявлением о преступлении.

Даже если милиция и прокуратура, по обыкновению, просимулируют слабоумие и нежелание заниматься своими непосредственными обязанностями – не беда. Потому что даже при формальном подходе к рассмотрению заявления представителей коллекторов «дернут» для дачи пояснения и попутно проведут воспитательно-разяснительную работу о недопущении дальнейших «походов» и визитов… Это уже само по себе будет иметь положительный результат для притесняемого гражданина, и коллекторы предпочтут не связываться со строптивым должником.

Особенно хорошо действует следующая технология. Допустим, должник, ставший объектом активности коллекторов, пишет в милицию запрос следующего характера «Могу ли я физически с применением подручных средств отбиваться от представителей банка «N», которые приходили ко мне на прошлой неделе и обещали прийти еще раз с угрозой забрать квартиру? А если могу – то следует ли мне ограничиться лишь нанесением тяжких телесных повреждений, или же я могу и убить кого-нибудь ненароком в порядке осуществления самооюороны?».

После получения такого «запроса» милиционеры начинают активно думать следующим образом: «А вдруг этот жалобщик реально кого-то укокошит, а потом скажет – «а я же предупреждал именно о таком развитии событий, спрашивал совета, но никто из милиции мне не помог и не предотвратил»; мы же будем виноваты, надо очень оперативно «шугануть» коллекторов, чтобы туда не совались, от греха подальше…».

После «думания» в подобном ключе милиционеры так же активно начинают профилактику описанных действий методом проведения «ликбеза» с коллекторами по принципу «должник – псих, себя не контролирует, может хватить молотком по голове, потому нечего к нему частить…», да и сами коллекторы не настолько «безбашенные», чтобы при подобном «предупреждении» потребителя в форме каверзного вопроса «а могу ли я физически противиться, и до каких пределов?» рисковать затевать «разговоры» на тему «проблем» и долгов…

Также, заметим, что согласно ст. 19 Закона Украины «О защите прав потребителей» признаются агрессивными и запрещаются такие виды предпринимательской практики, как создание впечатления, что потребитель не может покинуть помещение продавца без оплаты. Либо осуществление длительных и/или периодических визитов в жилье потребителя (не обращая внимания на запрет потребителя относительно таких визитов), осуществление постоянных факсимильных, телефонных, электронных и других уведомлений потребителя без его прямого согласия…

Перечень запрещенных агрессивных форм воздействия закон не ограничивает. То есть, запрещенными являются любые действия кредитора (коллектора), направленные на моральное воздействие на потребителя и предоставление неудобств последнему.

Потому, потребитель (должник) будет абсолютно прав, если активно начнет привлекать на свою сторону правоохранительные органы.

Эти действия будут абсолютно оправданными и в случае, если требования кредитора (коллектора) - законны и обоснованы расчетами.

Если же, как в описанном выше случае, коллектор с целью «попугать» должника «рисует» сумму долга «с потолка с запасом» - такие действия вообще толкуются, как вымогательство. И наказываются согласно ст. 189 Уголовного кодекса Украины (даже при самом «безобидном» раскладе это «тянет» на лишение свободы на строк до пяти лет).

Таким образом, закон прямо запрещает «разговоры» на тему «проблем с долгами», и это необходимо твердо понимать.

Парадоксально, но если смотреть на ситуацию достаточно отвлеченно – то само оправдание технологии коллекторской деятельности – внушения должнику, что «возникли проблемы», очень напоминает аналогичный прием, применяемый цыганками на улице, когда объект воздействия узнает, что у него проблемы «со стороны» именно в момент начала таких «разговоров». Так же, например, как обычных прохожий узнает, что на него «напал сглаз», «порча» или еще какая напасть потустороннего характера, и «погасить» ее можно исключительно путем «золочения ручки», так и жертва коллекторов узнает, что у него «проблемы» именно со слов коллекторов, при чем зачастую «проблемами» и не пахнет. Хотя предлагаемый метод их решения аналогичен «цыганскому» – надо платить, и они исчезнут…

Кто относится к ситуации с трезвой головой и определенным уровнем самообладания – легко прекращает разговоры коллекторов о том, что «Увас возникли проблемы, и мы здесь, чтобы вам помочь» по принципу, изложенному в классических анекдотах, просто отвечая: «Ребята, да это не у меня возникли проблемы, а как раз наоборот - у вас проблемы. Именно потому, что у вас нет возможностей взыскать с меня деньги. А у меня проблем никаких нет; будьте здоровы, не смею вас задерживать…».

Итак, все проблемы с коллекторами, как правило, в головах самих «влетевших» граждан. Долой мнимые страхи, основанные на внушении! Смеем утверждать, что до половины долгов, которые передаются коллекторам, являются сомнительными или даже безнадежными, и банк умышленно их отдает «вышибалам» в надежде, что авось хоть кто-то их взыщет, запугав «лоха»-должника.

Причин сомнительности и безнадежности долгов множество: начиная от ошибок при составлении документов (делающих составленные документы ничтожными) и заканчивая пропуском срока исковой давности (при котором в иске будет банально отказано в связи с пропуском срока обращения в суд).

Именно по этой же причине, коллекторы зачастую и не идут в суд (где бесперспективность долга выплывет в первом же судебном заседании, особенно у толкового судьи и даже посредственного адвоката ответчика), предпочитая «пугать» и «разводить» должника путем «бесед о проблемах» (опять же заметим, не существующих).

Многие коллекторские конторы поясняют свою тягу к «беседам» цинично просто: «Да в суде все будет долго, не один год, а так мы сможем все сделать быстрее…».

Чистая правда – суды настолько завалены делами, что даже банальное дело о разводе будет слушаться, как минимум, месяцами. А уж дело о взыскании долга без проблем можно затянуть на несколько лет - ходатайствами, экспертизами и прочими проволочками. Причем, с течением времени коллекторы будут становиться все более покладистыми и сговорчивыми.

Например, реальное тело долга составляет сто единиц, с процентами – сто пятьдесят (а коллектор из расчета на «гоп-стоп» заявил двести единиц). Но после суда, длящегося два года – кредиторы с превеликим удовольствием согласятся на пятьдесят единиц, лишь бы забрать «живые» деньги сегодня, чем ждать результата еще несколько лет, не видя перспектив на «живую копейку»…

Мы не призываем, еще раз заметим, не платить долги любыми методами и способами. Долг платежом красен!

Но следует задаться одним простым вопросом в аспекте реалий сегодняшнего дня: суды завалены делами, которые слушаются годами, и так же слушаются обычные дела по иску рядового пенсионера-инвалида о возврате удерживаемого обнаглевшим банком депозита в несколько тысяч долларов, которые были положены «на черный день»… Пенсионер не может себе позволить затрат на коллекторов или модных адвокатов, обеспечивающих «выбивание» долга в более короткие сроки, и будет давиться в очередях в суде месяцами, а то и годами…

Да и коллекторы (с учетом описанных технологий) в отношении банков и прочих «жирных» контор не эффективны: достаточно лишь представить, каковы будут последствия визита двух-трех представителей коллекторской компании вечером домой к председателю правления даже мелкого банка с целью «объяснить, что возникли проблемы» и «надо бы рассчитаться»...

Но почему в таком случае коллекторы считают себя исключительными, пренебрегая общей для всех (не привилегированной) процедурой взыскания задолженности -: через суд, игнорируя последний?

Давайте будем работать на равных: как пенсионеры и инвалиды за своими депозитами ищут защиты у суда – пусть таким же методом решают свои проблемы и банки. Ежели кто считает, что правомерно требовать 400 тысяч гривен основного долга с процентами – при том, что двумя месяцами раньше он составлял 80 тысяч гривен – плати госпошлину пропорционально исковым требованиям и вперед, доказывай свою правоту! Но если проиграешь – госпошлину не вернут, и этот один момент среди прочих будет отрезвлять и сдерживать неуемную фантазию кредиторов на предмет «попугать с запасом»…

Как мы уже отмечали выше, прямое общение между должником и кредитором законодательство Украины отрицает, а зачастую – прямо запрещает, делает невозможным и недопустимым. Причина проста: законодательство содержит достаточно механизмов для защиты прав и интересов сторон путем вовлечения в решение ситуации правоохранительных и судебных органов. Государство (в лице судов, исполнительных служб и прочих институтов взыскания долгов) – является универсальным посредником в решении подобных вопросов. Само государство является универсальным коллектором, незаменимым монополистом в данных отношениях, специально созданным для решения подобных функций.

При этом государство «играет» по жестким универсальным и единым процессуальным правилам, гарантируя равенство сторон и не допуская в отношении одной из сторон «пугания» «безбашенными» процентами и непомерно раздутыми требованиями. По крайней мере, ни один из должников-физических лиц на нашей памяти не покончил жизнь самоубийством по причине вынесения судом решения о взыскании долга (хотя бы потому, что за длительный период судебных заседаний любой должник успевает, как минимум, психологически осознать необходимость платить долг по справедливому объему и «прозрачным расчетам», а не узнавать о долге от мордоворотов, возникших в дверном проеме с двусмысленными речами «у вас проблемы, надо бы рассчитаться, тут одной квартиры не хватит…»

И последнее: как мы уже сказали, государство является универсальным арбитром в решении подобных имущественных споров. Собственно, для этих целей (поддержание общего допустимого справедливого порядка) государство и создается гражданами. Государство имеет шансы «удержаться на плаву» лишь путем постоянной демонстрации своей сильной воли, власти и влиятельности. Это жизненно необходимо, для всего общества: ведь слабое государство обречено на гибель. Хотя бы потому, что рядовые граждане, наблюдая за внешне слабоумными милиционерами, прокурорами и судьями, которые ничего «не усматривают» и не видят причин для реагирования даже на открытый саботаж общепринятых правил поведения – попросту перестанут платить налоги. Создавая «теневые» государственные институты, в данном случае, обслуживания долгов. То есть, государственная власть будет уступать свое место и функции своим конкурентам, которые постепенно будут наращивать свою - например, бандитскую - власть и претворять ее силой.

Именно так в далеком прошлом на острове Сицилия возникла организация, которая известна, как «Мафия». Подобным образом развивались события на постсоветском пространстве в 90-е годы, когда милиционеров, судей и прокуроров, не желающих «усматривать» наличие признаков преступления, и «отмораживающихся» по поводу и без повода, обнаглевшие урки резали по подворотням, что говорится, «пачками». Лишь спустя несколько лет высшие должностные лица поняли всю опасность потери власти, и лишь путем провокации криминальных войн и откровенного «беспредела» со своей стороны немного «устаканили» ситуацию, вернув былые властные вершины, и немного «подвинув» бандитов и вымогателей…

Непонятно почему, но уроки истории наших властолюбивых политиков ничему не научили (об уникальном генотипе нации в целом пусть размышляют генетики и т.д.). Сегодня активное распространение т. н. коллекторского движения (при полной незаконности применяемых методов воздействия на должников) является прямой проекцией и возрождением описанных явлений и тенденций бандитизма 90-х. Так же происходит попытка подмены властных механизмов государства (которое неспособно исполнять свои функции) на иные, чужеродные механизмы и структуры, которые называются «по умному» - коллекторы. И за внешне презентабельной личиной скрывают бандитскую сущность, происхождение и тенденции.

Потому, если наши государственные деятели - по причине слабоумия, провинциальной недальновидности, «кухаркиному» происхождению и т.п. хотят потерять или отдать «кому-то» власть – то они это благополучно, успешно и целенаправленно делают. Попустительствуя возникшей проблеме

Несущей угрозу ГОСУДАРСТВЕННОЙ безопасности.

Безнаказанные методы действия коллекторов, откровенная подмена ими функций государственных институтов очень уж явны и массовы. Но даже это самовлюбленных баранов с Банковой и Грушевского не настораживает!

Алексей Святогор,
адвокат,
специально для «УК»

03.03.2009

0

Комментарии и трекбеки закрыты.

Комментарии запрещены.

Последние записи в рубриках